«Лаборатория Касперского» потеряла 8% рынка Америки

На этом рынке объем продаж за год снизился на 8%.

«Лаборатория Касперского» по результатам 2017 года увеличила свою годовую выручку до 698 млн долларов США. Наибольший рост составили продажи в корпоративном сегменте. Вопреки трудной геополитической обстановке, бездоказательным обвинениям и открытым попыткам подорвать наш бизнес, компания показывает позитивную динамику.

В сообщении говорится, что сложная геополитическая обстановка отразилась на бизнесе компании в сша. «Мы развиваемся, регулярно работаем над новыми многообещающими решениями и разработками и убеждены, что впереди нас ожидает еще не менее продуктивный год», — подчеркнул Евгений Касперский, генеральный руководитель «Лаборатории Касперского». В Японии (+4%), в Латинской Америке (+18%), в Российской Федерации и СНГ (+34%), на Ближнем Востоке, в Турции и Африке (+31%) и в Азиатско-Тихоокеанском регионе (+11%). До этого, в судебном иске против министерства внутренней безопасности США (Department of Homeland Security, DHS), компания заявляла о падении продаж в III квартале 2017 г. и связывала его с директивой и иными деяниями DHS и американского руководства против компании. В то же время по остальным направлениям продажи компании увеличились. Продажи в сфере борьбы с мошенническом увеличились на 61%, сектор экспертных сервисов — 41%, крупному бизнесу — 30%.

Министерство внутренней безопасности (МВБ) США 13 сентября 2017 опубликовало директиву, которой предписало всем госучреждениям и связанным с ними организациям в трехмесячный срок начать реализацию мер по прекращению применения программ «Лаборатории Касперского», так как они, по мнению ведомства, могут быть использованы для нанесения ущерба нацбезопасности США.

Чтобы ответить на самые сложные вопросы, которые могут появиться у клиентов компании и ее партнеров, «Лаборатория Касперского» запустила программу по информационной открытости — Global Transparency Initiative. Компанию это не устроило, и 18 декабря 2017 г. она подала иск в суд округа Колумбия с требованием отменить директиву и назначить справедливое возмещение ущерба.