Автобиография артиста — Михаил Державин скончался

На 82-м году после длительной болезни ушел из жизни народный артист Российской Федерации Михаил Державин.

Его дебют в кино состоялся в 1956 г. 3-й женой народного артиста стала эстрадная певица и национальная исполнительница РФ Роксана Бабаян.

Его первой ролью стал гимназист Женька в кинофильме «Они были первыми». Медработники делали все возможное, поддерживали как могли. Сердце народного артиста остановилось из-за длительной болезни.

Об этом докладывают «РИА Новости» ссылаясь на московский Театр сатиры. Они расписались в давно минувшем 1980 г и прожили совместно до последнего дня жизни Державина.

Напомним, что Державин служил в Театре сатиры с 1968 года.

«Компоненты его сущности очень завидные». Ежели говорить об актерских качествах, — в первую очередь, это вечная борьба с режиссурой, которая пробовала наступить на его органику.

«Он был всенародным любимцем и самые обыкновенные роли он делал звездными и потому весь народ распевал „И когда на море качка“ (из фильма „Моя морячка“ — RT), вспоминая его якобы простоватый вид, за которым прятался большой артист». Так как это люди титанической органики, не способные преступить через это великое актерское качество, в какие бы самые безумные режиссерские руки они ни попадали. Дивертисменты, пародии, «капустники» в дуэте с его самым близким другом и непрерывным партнером Александром Ширвиндтом оказались упоительным и стильным зрелищем и утвердили эту пару как идеал злободневного и разумного юмора, в равной степени востребованного творческой интеллигенцией и массовой аудиторией. Дуэт с Ширвиндтом — дивный, юмористический - придавал нашей унылой эстраде ноту осмысленности, и уже за это огромное спасибо. Еще больше — дружил с Александром Ширвиндтом. — Сатирики писали для нас не достаточно, все, что мы демонстрировали, рождалось импровизационно, на ходу — было подсмотрено на дорогах, на рыбалке, посиделках за рюмкой, на гастролях.

Михаил Державин родился в столице РФ в далеком 1936 году. Я бы мог часами стоять и рукоплескать его выступлениям. Мне кажется, что им вдвоем было замечательно. Мог быть забавным на сцене и печальным и угрюмым в жизни. Владел этим на сцене, за столом. «Они украшали любую компанию, они приносили радость в жизнь». Наше настроение совпадает с такими людьми. Корниенко вспоминает, что в исполнении Державина Тартюф получился обаятельным — не таким, как традиционно предстает этот персонаж. «Михаил был прекрасным артистом». Очень жалко, что его больше нет с нами.

Лауреат государственных наград, народный артист РСФСР (1989).

«Михаил Михайлович очень теплый, нежный, мягкий человек, воспитанный очень». Он мог разрядить любую обстановку.

На телевидении Михаил Державин вел передачу «Кабачок 13 стульев». Державин был очень талантливым и органичным артистом.

«Он очень мучился в последнее время, и никак нельзя было ему помочь», — поведала национальная исполнительница Наталья Селезнева.
Гостями в их доме были известные театральные актеры, в соседнем подъезде дома, где жили Державины, находилось Щукинское театральное училище, во время игр во дворе Михаил и иные дети устраивали импровизированные представления. Об этом сказали в московском Театре сатиры, где работал артист и где в начале рабочей недели пройдет церемония прощания.

А вот основных киноролей у Михаила Михайловича было не так уж и множество, однако все они — даже эпизодические — очень яркие и запоминающиеся. Среди его самых известных киноработ — роли в лентах «Трое в лодке, не считая собаки» (1979) и «Зимний вечер в Гаграх» (1985). Артист также вел пользующуюся популярностью телепередачу «Кабачок 13 стульев».

«В наше время юмор, попадавший на дисплей, строго дозировался».

«Миша Державин космически многосторонний артист и человек», — сообщил Ширвиндт на презентации книги. Цензура имеет в своем корне слово «ценз». Коллеги помнят его как доброго и светлого человека, обладавшего уникальным обаянием, талантом и высочайшим профессионализмом. «Однако выбиться из общего водоворота тому, что является настоящим юмором, сатирой, иронией, пародией, шуткой, сегодня очень трудно», — говорил Ширвиндт.